Твой софтовый форум > Дополнительные разделы > Про любовь

Лирика

,

любовная и не только

Дата публикации: 30.10.2018 - 06:03
Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271
kontra
Зимний полдень бел и светел.
Мягки контуры и краски.
Снег ложится, будто пепел
На ковры персидской сказки.

Дом – шатёр. Цветов каскады
Ниспадают, прихотливы.
Как шелка Шехерезады –
Полутени, переливы.

Ароматы олеандра
Вперемешку с шоколадом,
Имбиря и кориандра –
С новогодним снегопадом,

Запах мирта и сандала –
С нежной зеленью побега
И молочный цвет опала –
С пеплом выпавшего снега.

Ольга Альтовская
kontra
Знакомьтесь: я. Я родилась, училась. Еще учусь: конечно же, филфак. Со мною ничего не приключилось - живу я, как литературный факт, завсегдатай эпистолярных жанров, звезда семиконечная во лбу; я поправляю всем шарфЫ на шАрфы, а поправляла бы на ком-нибудь, но нет его. Бегут. Как тараканы. Как крысы с корабля с дырой в боку. Нет-нет, сперва стоят, как истуканы, а после марафон домой бегут. Там, дома, классно. Там есть порносайты. Там девушки красивые в Сети. А я жеж этто, женсчина-писатель, такую в рэсторан не повести! Она же не умеет соглашаться на грязное "поехали ко мне". Она не даст тебе второго шанса, держал бы при себе своих коней. И я не дам. Пощечину, быть может, но лучше-ка поеду я домой - светить, не грея, маяком замёрзшим, для кораблей, укрытых вечной тьмой.

Мне нравятся совсем другие люди. Наркотики, с которых мне не слезть. И ни один из них меня не любит. Как друга только. Это просто жесть. Я каждому подруга дней суровых, бронежилетка, чудо из чудес, а иногда - братан, чувак, здорОво, стишок мне наваяла? Молодец. Гы-гы. Бла-бла. Смешно. Обнять и плакать, час от часу накладывая грим. Не то чтоб у меня большая планка, но руки-то от юбки убери. Люби меня, как век назад любили. Как пишут в книжках, что ты не читал. А все эти понты, автомобили и панамериканская мечта - и эти отношеньки-одноночки - не однодневки даже, вот дела - до гадости тревожные звоночки гоп-стопами идут из-за угла. Я - мон ами, я - крип радиохэда, я - генератор чувства в никуда. Спасибо, я сегодня не приеду, и больше не зови меня сюда.

Я коллекционирую отказы приветливых заботливых мужчин, что, впрочем, пишут обо мне рассказы и от френдзоны отдают ключи. Сижу в своём платке павлопосадском, отращиваю ногти и тоску, грущу о прежних выходках пацанских и примеряю седину к виску, варю себе по-флотски макарошки, интрижку не решаясь заплести.

Пока что у меня живут две кошки.
Осталось тридцать восемь завести.


Стефания Данилова
kontra
Письма от ангела

1.
Господи, здравствуй. Пишет Твой ангел Фима.
То есть, Ефимий, но речь сейчас не об этом.
Мне бы пару советов необходимо –
Как обратить человека в адепта света.

Господи, я тут искренне озабочен,
Сам не пойму, как все это восприемлю –
Ей уже двадцать лет, и она не хочет
Ни в монастырь, ни в скит, ни в святую землю.

Кошку чумную добыла где-то на даче,
Кошка была на сносях и совсем плохая,
Роды прошли неудачно – сидит и плачет,
А вокруг меня котята порхают.

Кошка поправилась, кстати, и плачет тоже.
Словом – печаль, и духовность не прирастает.
Мне потерпеть? А это точно поможет?
Я запишу. Спасибо, перьев хватает!

2.
Господи, здравствуй, Ты снова мне очень нужен.
Я среди плевелов не наблюдаю злака.
Чуть отвернулся, она поссорилась с мужем,
А потом притащила домой собаку.

Я ведь ее в скуфейке так ясно вижу,
Даже на ссору с мужем махнул рукою,
Думал – от мужа подальше, к скиту поближе,
А она с собакой. Ну что ж такое!

Лечит собаку и плачет, и снова лечит,
Или изводит с собакой вдвоем печенье.
Я ведь не ангел, взирать на такое вечность!
То есть… конечно, ангел… прошу прощенья…

Может, сначала собаку, а после ссора…
Недоглядел, опять хожу виноватый.
В рай относил котят, думал – буду скоро.
Задержался. Искал им кошачью мяту.

Кошка состарилась вдруг, оказалось больно –
Видеть, как тварь перед смертью терзает страхом…
Я потерплю, я все-таки добровольно,
Все-таки, ангел, пускай не догнал с размахом…

3.
Господи, здравствуй, точнее, хорошей ночи.
Тут у нас мирно, ни знамений нет, ни знаков.
Кошка со мной, но летать упорно не хочет.
Муж вернулся и ходит гулять с собакой.

Наши пути, мне сдается ныне – тернисты,
Так что креплюсь, берегу душевные фибры.
Господи, может ей все же надо в буддисты?
Там у монахов живут премилые тигры.

Ну, разумеется, в доме коты, и много.
Про монастырь я уже и мечтать забросил.
Муж возвратился вовремя, слава Богу,
То есть, Тебе, что кошачьих три, а не восемь.

Горе-адептка моя то уснет, то плачет,
То огурец из рассола макнет в сгущенку.
Мужу приснился – пускай огурцы не прячет,
Ей-то виднее, что нужно сейчас ребенку.

Дел оказалось внезапно всяких и много,
Так что прости, побегу подправлять эфиры,
Надо к утру отвести от нее изжогу,
И уберечь от хвостатых запас кефира…

4.
Боже! У нас несчастье! Такое горе!
Вроде нелепо, но сам не могу не плакать.
Недоглядел! И устроил слезное море…
Сбило машиной бедную нашу собаку.

Господи, я виноват в безделье и лени!
Господи, гнев ниспошли мне Твой в изобилье!
Вот он, бедняга, сидит у меня на коленях,
Воет и откусить пытается крылья.

Хочет обратно. Быть может, можно обратно?
Может, как с Лазарем? Мы отчаянно просим…
С Лазарем необходимость? Что же, понятно…
Значит не нужно? Прости, мой маленький песик.

Бедный мой песик, мой старый песик печальный –
Мы – не фигуры в делах спасения мира,
Значит не промысел, Боже, значит – случайность,
Значит, я плохо вчера настроил эфиры.

Дети рыдают, мне слышно даже отсюда,
Как там она, бедолага, страшно представить…
Господи, я уж отправлюсь – с ними побуду,
Пса-то, наверно, на кошку можно оставить?

5.
Господи, извини, тороплюсь немножко!
Все напишу попозже, в деталях, с гаком!
Мы сейчас в подвал за приблудной кошкой,
А потом в приют за новой собакой!

6.
Господи, здравствуй! Давно не писал, заботы.
Выдалась пара минут, строчу на коленке.
Осень, что ныне спустилась в наши широты,
Чудно щедра изобилием рыжих оттенков.

Рыжей рябины за окнами шум нескончаем,
Рыжее солнце рассыпало блики повсюду,
Рыжий жених изнывает на кухне над чаем,
Рыжие дети родились у нашей приблуды.

Я над корзинкой сижу, воздыхая и млея,
Рыжие дети толкутся под пузом у мамы,
Господи, слушай, вот как Ты такое умеешь,
Чтобы забавно и нежно, и золото прямо?

Плачет опять. Это, кажется, неодолимо.
Свадьба – хорошее дело, чего разрыдалась?
Боже, она назвала светло-рыжую Фимой…
Ей подсказали, а, может сама догадалась?

7.
Господи, здравствуй. Как здешние дни быстротечны
В этом Творенье, подверженном тлену, и все же,
Все же прекрасном, иначе откуда о вечном
Людям известно порой больше ангелов, Боже.

Дни протекают над нами и полнятся светом,
Свет протекает сквозь все наши лета и зимы…
Муж заходил за собакой в прошедшее лето,
Так что со мною теперь только рыжая Фима.

В заводях неба, где замки из облачной пены,
Наши прогулки до райских ворот и обратно,
Фима решила дождаться ее непременно.
Это понятно. О, Господи, как же понятно…

Как же порою мне хочется, чтобы разлуки
Не было, даже на время. Но хватит, не буду.
Завтра, похоже, приедут из города внуки.
Может, мы с Фимой осилим несложное чудо.

Будет и вечер, и чай на веранде, и ветер,
Плещущий в ивах на склоне почти у обрыва,
Рыжую Фиму она краем глаза заметит,
Света коснется, и утром проснется счастливой.

8
Господи, здравствуй. Ну, как она? Привыкает?
Встретила пса и мужа и снова плачет?
Господи, у нее привычка такая.
Знаешь, конечно. И скоро будет иначе.

Просто оставила столько своих хороших,
Здесь, где страхи, и голод, и, может, муки…
Ты ей скажи, всех наших собак и кошек,
Я проследил – чтоб в самые лучшие руки.

Я еще тоже пока не привык, скучаю…
Мне без нее не то, чтобы одиноко,
Но оказалось… одна лишь нежность венчает
Каждую веху прожитого нами срока…

Господи, можно, я сразу, без проволочек –
Мне бы в шестую квартиру необходимо,
Там у них скоро ребенок родится – дочка,
И котенок – праправнучка рыжей Фимы.


Марина Комаркевич
kontra
А я ..всегда по нему тоскую.
И мне всегда на него плевать.
И я танцую, и я рискую,
И мне тонуть и всегда всплывать.

А я ..от скуки листать журналы,
А мне..свобода всего милей.
И мне.. не надо для счастья мало
Эмоций, верных людей, рублей.

А я ..построю в раю фазенды.
А я ..открою в аду мотель.
Об этом будут ходить легенды.
А мне ..салфетку, лёд и ..коктейль.

А я ..за стенкой черствей гранита.
А я ..я рядом, рукой подать.
А если что-то в груди разбито,
Уже ..осколков не сосчитать.

А я ..люблю очень редко к маме.
Присесть на бабушкину софу.
А вы ..вы все поезжайте с нами.
Считать ..скелеты в моём шкафу.

А я ..раздам эти вещи бедным.
А я ..я буду сажать цветы.
А мне ..с характером сложным, вредным.
А мне ..наградой полёт мечты.

Светлана Бондарь
kontra
забери меня, море!
я очень и очень устал.
у меня было всё -
у меня ничего не осталось.
как в далеких горах старики доживают до ста?
может, в их словарях нет и не было слова "усталость?"

я оставил свой дом -
или дом мой оставил меня?
я оставил родных -
или был ими оставлен?
никого, ничего у меня невозможно отнять.
только синие сны в изголовьях покинутых спален.

в отражениях волн я черты свои не узнаю:
там мне видится кто-то
счастливей меня многократно!
забери меня, море,
всю серость и слабость мою,
семь бессмертных грехов и помятый билет мой обратный.

...как к возлюбленной женщине, я прикоснулся к волне
и меня увели в глубину тёмно-синие боги.
и в русалочий хвост обернулись усталые ноги.
это было во сне,
в золотом лихорадочном сне!

обречённым на жизнь,
абсолютно лишённым тревоги,

забери меня тысячу раз
и верни меня
мне!

Стефания Данилова
HugoBo-SS
Родство по слову


Неторопливо истина простая
В реке времён нащупывает брод:
Родство по крови образует стаю,
Родство по слову - создаёт народ.

Не для того ли смертных поражая
Непостижимой мудростью своей,
Бог Моисею передал скрижали,
Людей отъединяя от зверей?

А стае не нужны законы Бога, —
Она живёт заветам вопреки.
Здесь ценятся в сознании убогом
Лишь цепкий нюх да острые клыки.

Своим происхождением, не скрою,
Горжусь и я, родителей любя,
Но если слово разойдётся с кровью,
Я слово выбираю для себя.

И не отыщешь выхода иного,
Как самому себе ни прекословь, —
Родство по слову порождает слово,
Родство по крови - порождает кровь.



© Александр Городницкий, 1999
kontra
Говорил со мной старый сфинкс
на неведомом языке.
Говорила со мной Луна,
перезвоном гитарных струн.

К нёбу лип горький чайный лист,
ночь плясала на потолке.
Наблюдала за мной весна,
нос курносый прижав к окну.

Стол заваленный кипой карт,
в нарисованных венах рек,
в плоских долах, на сгибах скал,
я дорогу искал к тебе.

Я решал теоремы звёзд,
старый компас вертел в руке,
запах твой изучил мой пёс.

Обжигаясь на молоке,
дул на воду, и вспоминал,
как десятки веков назад,
в Африканских густых песках,
я увидел твои глаза.

Помнишь, я приносил тебе
шкуру тигра, клыки гиен?
Камень нам заменял постель,
пот стекал по дорожкам вен.

О, как мы утоляли страсть!
Я кусал за загривок, и
ты давала мне не упасть,
но отторгнуться от Земли.

Помнишь, после, спустя века,
на одном из больших балов,
твои пальцы держал в руках,
и к щекам приливала кровь.

Мы сбегали, ступив во тьму,
я седлал своего коня.
Мне казалось, что я умру,
в мире, где не найду тебя.

Или помнишь тридцатые? - дым,
лучший джаз, лучший блюз, кино.
Я был яростным и молодым,
ты - как воду пила вино.

Мы шатались по кабакам,
мы сгорали, как мотыльки.
Я впивался в тебя, лакал.
И любил. Так тебя я любил.

Что теперь? - двадцать первый век,
где смартфон заменяет жизнь.
Я впервые не знаю где,
где же ты? С кем же ты, скажи?

Сколько женщин, но все не те,
столько пальцев и нежных рук.
Я, потерянный в пустоте,
так надеюсь услышать звук
смеха, голоса твоего.

Я так стар, так ужасно стар.
Вот две тысячи сотый год.
Здесь со мной говорит металл.

Через два миллиона лет,
на планете М-47,
где под вспышками лис-комет
божья спрятана колыбель,

я оставлю свой космолёт
в многолюдном космопорту,
и в мерцании тусклых звёзд,
наконец-то тебя
найду.

Джио Россо
kontra
Уважающая себя женщина останавливает быка
Вязальной спицей, одним ударом, слегка изогнувшись внутри оборок,
А потом уходит варить варенье из тумана, лимона и болотного огонька,
Заготавливать летние вечера, запечатывая между створок.

Уважающая себя женщина возникает из предрассветной мглы,
Совершает простейшие манипуляции и мгла перед нею послушно тает,
И никто никогда не скажет ни слова об устаревшей модели метлы,
На которой она летает.

Уважающая себя женщина ежечасно собирает себя из трех половин –
Из домашней весны, горящей листвы и звезды, что над кромкою крыш повисла,
Она может быть счастлива и несчастна по сотне мелких причин
И одной большой, о которой даже упоминать нет смысла.

Antrekot
kontra
Знаешь, было такое чувство, что это честно. Было очень чисто, что нынче со мной не часто. Покажи зевакам, что мы из другого теста, у тебя же начинает все получаться. Дай же волю – ты увидишь, как ты умеешь, свежий ветер, луч рассветный, кимвал и авлос. Уходи туда, где время опять изменят, чтобы эта песня прочим не доставалась. Что за город – что не форум, то птичий рынок, каждый строит то империю, то гримасу. Здесь дороги пахнут пылью, фонтаны – рыбой, даже в термах никогда не снимают масок. Здесь поют и пьют, милуются или бьются – об заклад и лбом, отчаянно и бесцельно. Уходи туда, где главными остаются голоса прибоя, терпкость лимонной цедры, древесина лодок, острые кипарисы, смуглый мед нагого тела у кромки синей. Вслед за музыкой, за первым весенним бризом, вслед за тем, кто будет равным тебе по силе.

В вечном городе отныне не станет места, где с тобой еще дозволено повстречаться.

У меня такое чувство, что это честно. Потому что это чудо со мной не часто.


© Светлана Лаврентьева
kontra
Так странно...
счастье – оно безлико,
но если кто-то его встречает,
не важно, в Праге, в Милане, в Риге,
то обязательно узнаёт.
Оно по-странному знаменито:
за ним не гонятся папарацци,
никто не пишет ему открыток,
но каждый ждет у своих ворот.

У счастья можно спросить дорогу:
оно так редко сидит на месте,
что потопталось на всех порогах,
лишь в соц.сетях не успело вновь.
У счастья нет ни одной страницы
для сбора горстки фальшивых «лайков»
под «Эй, завидуй, я был в столице,
смотри на фото, как ем морковь!».

У счастья нет своего гражданства,
оно не делит людей на веры:
ислам, буддизм ли, христианство –
под сотней брендов – один товар.
Оно не носит в кармане сито,
чтоб всех отсеять по разным меркам:
богатых, бедных, голодных, сытых,
красивых, юных, и тех, кто стар.

За счастьем нужно вставать с постели,
искать, творить, собирать фрагменты,
ведь счастье редко бывает цельным,
оно из слов, городов, имён.
Не будет счастье с тобой все время
лежать под боком, лицом в подушку,
хотя...
такое случалось с теми,
кто был однажды насквозь влюблен. ,)

© Deacon
Быстрый ответ:

 Включить смайлики |  Добавить подпись


Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271


SoftoRooM.NeT lite версия, полная версия - здесь: Лирика
SoftoRooM.NeT © 2004-2018