Твой софтовый форум > Дополнительные разделы > Про любовь

Лирика

,

любовная и не только

Дата публикации: 23.12.2018 - 22:28
Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272
kontra
Так они залезают в твой мир и пьют его,
Чавкая, захлебываясь, вздыхая:
"Можно войти в Жж с твоего компьютера?"
"Можно, я присосусь к твоему вайфаю?"

Я убегаю, прячусь, сижу на корточках -
Но отказал спам-фильтр, дыра в системе.
"Можно, я одолжу у тебя ту кофточку?"
"Можно войти в тебя из твоей постели?"

День пролетит и ночь проползет тягучая,
Серыми клочьями лезет из неба вата.
"Можно, я полюблю тебя и помучаюсь?
Можно ты в этом сама будешь виновата?"

В общем-то, я не дока в вопросах этики,
В общем-то, я могу и послать подальше,
Только не понимаю, что делать с этими,
После того как ты себя всю отдашь им.

С цельными, как молоко трехпроцентной жирности,
С точными, как инструкции генеральские.
В этом лесу совсем не осталось живности,
Нужен хотя бы день для регенерации.

Не отпускают, пытаясь исчезнувший жар грести,
"Где ты"? - кричат - "Мы привыкли, приди, пожалуйста"!
Капают, капают, капают слезы жадности,
Чтобы их обменяли на слезы жалости.

Боже, они внезапны, как водка в тонике,
Люди умелой кисти, скульптурной лепки.
"Можно я разлюблю тебя после вторника?
Можно в четверг поплачу в твою жилетку?"

Как они знают свой текст, как они поют его, -
Будто "Michele, ma belle" или "Who by fire".
"Можно войти в ЖЖ с твоего компьютера?
Можно, я присосусь к твоему вайфаю?"

Нет, ничего такого особо страшного,
Сдать бы отчет и закончить весь этот чат.
Как же мне тоже хочется что-то спрашивать.

Только никто
не тянется
отвечать.


Аля Кудряшова
barbi
Вальс старого парка.

В старом парке поколений - век минувший, новый век,
А на стертые ступени в сотый раз ложится снег,
Не потоптанный прохожим - этим веком - по рублю.
Вы - не любите? Так что же? Я Вас тоже не люблю.

То ли "сдайся" то ли "сжалься" - снег, ни роз тебе, ни уст…
Не кружитесь в этом вальсе, сударь, я за Вас - боюсь!
Из блаженного ль бессмертья или адского огня,
Из какого лихолетья снизошли Вы до меня?

И - снежинки или тени в этой тесной пустоте?
Снег ложится на ступени. Все не то, и все не те:
Нерасхожи, непохожи, не из рамок бытия…
Вы - не любите? Так что же? Тень здесь Вы, и тень здесь я.

Наши руки, прикоснувшись, разлетаются опять.
А когда-то, обернувшись, не посмеете узнать.
И безгрешно-неподсуден, и безвинно-неверна…
И вообще мы все забудем в миг, когда придет Весна.

Пылью - быль. Где наши были? - Там, где был минувший век.
Как бы Вы меня любили!.. Но опять ложится снег…
Ни объятьем, ни распятьем не хочу Вас - в мире карт…
Вы - уходите? Прощайте. Завтра наступает март.

Вальс старого парка 2.

В двух шагах до весны, в двух шагах до последнего края,
"Легковесна - удержит!" - и смехом на тающий лед.
Ваша светлость! - а может быть, темность? - я Вас поздравляю
С этим мартом, которого нет, но который придет.
Переписывать жизни свои - выпадало немногим.
В книге жизни отточием, танцем на мартовском льду.
Мой владелец бесхозных судеб, Благородный Дороги,
Навязавшийся мне - то ль в братья, то ли в вину, то ль в беду.

В этой странной и грустной игре порасписаны роли,
И наверно, за нас, и наверно до нас за века.
Ваша светлость! - а может быть, темность? - поздравили б, что ли:
Я, покамест, жива. Вы оцените это "пока".

Рассыпаются ложью и ржой наши многие лета:
Многоводные Леты расколоты нашей зимой.
И не надо мне про: "На заре ты услышала флейту…"
Я ее не услышу. Мне снова придется самой.

Нелады у нас вышли с всевышней любовью до гроба:
Не хватало костров, оставались следы средь травы.
Но я петь научилась - кто лжет? Очевидно, что оба
В тот единственный час, где зачем-то с тобою на Вы.

Этот час как другой, он был начат, и кончен, и прожит,
Легковесным отточием, строчкой в тропе на восток…
Ваша светлость! - а может быть, темность? - а может - все… может
Нас здесь не было, брат, - или князь - или черт - или кто?

(Инес Юсупова)




kontra
Кошачье

Первое- это, конечно, усы и лапы, хвост прилагается тоже, а то, конечно.
Руки «хозяина», чтобы их всласть царапать, руки «хозяйки», в которых мурлыкать нежно,
И элегантность позы, зрачка и жеста, ах, в этом мире лишь я роскошна!
Знайте, плебеи, свое и чужое место, ваши колени – всегда пьедестал для кошки.
Нежная леди, бандитка с большой дороги, звезды и мыши ей сами ложатся в лапы,
Ах, первым делом создали боги кошек и крыши, потом принялись за слабых
Квелых, нелепых – их звали Адам и Ева, кошки смеялись, купаясь в чернилах ночи,
И приручили, просто и между делом, люди молились кошкам, забыв о прочих.

Каждая кошка помнит, как боги злились, впрочем, на кошек увы, невозможно злиться.
Общим решением боги от мира скрылись, люди остались кошкам -повеселиться.
Шире зрачки, если к кошкам приходит память, уже – от солнца, тепла и света,
Каждая кошка ночью глядит на пламя первых костров, улыбаясь в усы при этом.
Очень похоже, что кошки, огонь и звезды - это последний довод в борьбе с рассудком,
Стать как они, и мурлыкать, и греть – так просто, жизнь лишь игра, или чья-то смешная шутка.
Только и дел, что на стены влезать и падать, вечно бежать, и срываться на бег по кругу…
Истина скрыта в спокойных кошачьих взглядах – вот почему мы не смотрим в глаза друг другу.

Мария Хамзина
kontra
Дюймовочка, цветы твои увяли.
Здесь, в темноте, не вырасти цветам.
Ты вышиваешь их на одеяле
слепого недалёкого крота.

Дюймовочка, ты щедро заплатила
за красоты раскрывшийся бутон,
за этот дом, похожий на могилу,
за счастье, что когда-нибудь потом…

Смешно бежать: везде паучьи сети,
и свет размолот в пыль безликой тьмой.
Соломенные звёзды свиты в цепи,
и солнце на холстине, как клеймо…

А ночью, что от дня неотличима,
ты снова возвращаешься туда,
где тихий сад и роща у лощины,
где сонные кувшинки на прудах,

где в тучах – апельсиновое солнце,
где в чашечках цветов дрожит роса,
где сердце от восторга бьётся, бьётся…
Как бьётся сердце! Но пусты глаза.

Ведь ласточка, которую ждала ты –
твоя мечта и твой самообман…
И ты смеёшься, чтобы не заплакать
и плачешь, чтобы не сойти с ума…

Но в каждом сне, плывущем под ресницы,
с немыслимой лиловой высоты
несёт тебя стремительная птица
туда, где свет, и эльфы, и цветы.

Татьяна Керстен
barbi
Здорово!

Я эту жизнь люблю безумно,
люблю такой, какая есть,
струной звеню, когда мне трудно,
и цепенею, слыша лесть-
в поклоне согбенные спины,
в словах елей и пустота,
во взгляде- зависть и унынье,
что не такая, что не та...

А я люблю смотреть на звёзды,
ковыль руками раздвигать,
пускать кораблики в борозды**
и жар степной душой вдыхать,
смеюсь взахлёб, а плачу молча,
привыкла боль от всех скрывать,
и жаль, что жизнь проходит, корчась,
сгорая, как в пожаре гать...

Болезни, страхи и тревоги
так укорачивают жизнь,
но не медведь же я в берлоге,
чтоб много спать и мало жить.
Береза веткой покачала,
сорока щелкнула в ответ,
весна пришла, я рассмеялась-
хочу прожить еще сто лет.

(Котовская Лариса)
kontra
У ворот свернусь горностаем
И как утренний снег растаю.
Сквозь рассвет проступают капли
Ты хотела любви, не так ли?

Ты хотела детей и моря,
Ты рубила сплеча, под корень.

Разлетаются брызги чаек,
Что еще не простил – прощаю.

Как натянута нить, а если
Снова старость придет глухая
И развалиться в мягком кресле
В шуме тиканья затихая?

Снова ветхость окатит пылью
И захочется выть навылет?

Я, ты знаешь, навряд ли прежний,
И чем дальше, тем меньше знаю
Как смиренный, уставший грешник
У ворот свернусь горностаем.


© Максим Васильев
kontra
.. и тогда я пойму, что ты – на порядок честней зеркал,
что с тобой постигаю суть, что в тебе обретаю смысл.

Тот, которого я ждала.
Та, которую ты искал.
..
.. поздней осени стынь-река. Мост – под тяжестью дней – провис.
Ветер морок прогнал к воде – всё прозрачно: и даль, и дол.
Вдовьи заповеди – в чести. Эхо множит вороний грай.
И – моей не найдя руки –
сиротеет твоя ладонь.
..
.. поздней осени стынь-река размывает небесный край –
вымывает из стали синь, оставляет от стали – стон;
притворяясь слепцом, живёт в заповедных краях ноябрь –
разжигает костры листвой, из тетради стихов – листом,
но – твоей не найдя руки –
холодеет ладонь моя.
..
.. поздней осени стынь-река, чьи стеклянные речи – бред;
можно слух тишиной занять, взгляд задумчивый – пустотой,
только ищет тепла рука в неприкаянном ноябре –

так, коснувшись друг друга, мы
понимаем внезапно – то.

Лилианна Сашина
barbi
Взгляд.

Зачем ловить тебя на слове,
Читать умея по глазам?
Ты всё, что спрятано на совесть,
Хранишь, как золото Сезам.

Произнесённые некстати,
Бывают лишними слова.
Увидев лёд в любимом взгляде,
Солгу себе, что не права.

С запретных тем не рву печати,
Стремясь волнение скрывать.
Поймав смирение во взгляде,
Солгу себе, что я права.

И что теперь могу сказать я
Неуличённому во лжи?
Зачем ловить тебя на взгляде,
Не веря зеркалу души.

(Галина Гедрович)
kontra
Обыкновенному волшебнику

Слава храбрецам, которые осмеливаются любить,
зная, что всему этому придет конец. Слава безумцам,
которые живут так, как будто они бессмертны...
Е. Шварц, "Обыкновенное чудо"


Знаешь, родной, давай-ка с тобой представим:
Кто-то решился нас поменять местами...
Этот веселый кто-то - сказочник тоже,
Выдумал нас - и смеется сидит, похоже...
Я суечусь, готовлю, стираю, мою -
Ты и привык, ты любишь меня такою.
Лейка, кофейник, фартук, щипцы, закваска... -
И вот поди ж ты, вдруг написалась сказка,
Как-то сама собою, с неба упала.
Обыкновенная сказка, каких немало.
Один волшебник женился, остепенился...
Помнишь, как это было? Пение птицы,
Бабочки, звезды, опущенные ресницы...
В общем, самое время - остепениться,
Стать осмотрительней, сдержанней, осторожней...
Только волшебник - он же ведь не сапожник,
Все его тянет побаловаться чудесами:
Цыплята четырехлапые, куры с усами -
Я нагляделась... Я тоже привыкла, милый.
Но ты забыл, я тебя об одном просила:
Не обижай людей, пусть они не плачут,
А о любви скажи мне как-то иначе...
Ты же для них - судьба, ты для них - дорога,
Ты им - как нам - тот, кого называют богом,
Всем этим рядовым палачам, повесам,
Всем королям обычным, простым принцессам,
Всем этим бедным, глупым, шальным медведям,
Взбалмошным: чуть поцелуй - и, гляди, уедет,
Слабым, уставшим, влюбленным, несчастным, мокрым,
Злым и отчаявшимся, вламывающимся в окна,
Когда уже невмоготу без принцесс - обычных,
Только на смерть взирающих безразлично.
Ты же им всем - судьба, ты им всем - дорога...
Я умоляла: будь мягче, суди не строго.
Ты не хотел услышать, тебе - забавы...
Смерти твоей захотят - и будут правы,
Ибо на то и судьба, чтобы с нею спорить!
Видишь, какое может случиться горе,
Гордый волшебник мой, бородач безумный?..
Только ты не научишься жить бесшумно...
Фартук, кофейник... А я ведь давно узнала:
Нет никакого величья в плохих финалах.
И потому - все будет, как мы привыкли:
Дети родятся, растут огромные тыквы,
Солнце круги задумчиво в небе чертит...
Я уж забыла, кто там из нас бессмертен?..
Только, по-моему, вечно нам жить обоим.
Ты представляешь, что мы расстались с тобою?
Глупость какая... Ладно, оставим споры.
Чаю налить? А знаешь, вот тот, который
Выдумал нас - он, наверно, сейчас смеется,
А всем влюбленным сегодня все удается.
Он улыбается в бороду, наблюдая,
А борода - как твоя, слегка седая...

Алена Сократова
kontra
А женщиной становиться, как правило, нелегко. Сначала мы все - за принцем, по следу его подков, ну, то есть, подков-то конских, но дело уже не в том - два взгляда, потом - знакомство, а после - с коня, и в дом. А дом полыхает жарко от страсти и чистоты, и ты для него - служанка, и девушка из мечты, что надо, с умом побрито, ну просто три раза ах, у трона и у корыта, и всюду - на каблуках. А он копошится мелко под грузом твоих надежд, угрюмо глядит в тарелку - "Ну что ты, родной, не ешь", испуган почти до колик безумством твоей души, и вот он - блудливый кролик, из дому навек бежит. Ну что тут - пожар потушишь, коня на скаку схватив - ах, сволочь, он плюнул в душу, развод и аперитив.
Потом ты выходишь в поле, походка твоя легка, ты кошка, и ты на воле, и в поиске мужика. И бедра твои округлы, и очи твои с искрой, ну что вы, какая кухня, безумие, домострой! Из карточной рассыпухи ты вытащишь даму пик, на лавке рядком старухи считают - тебе кирдык, совсем загуляла девка, пропащая, что сказать, и, словно плевок, припевка - плешивое слово "б$$дь". Тебе наплевать на это, ты греешь холодный дом, подружки дают советы, но чаще ты спишь с котом.

Но сказано - время лечит, не угли уже, зола, и ноги на чьи-то плечи - для радости, не со зла, и вот он - герой романа, в руках номерок зажат, глядишь на его изьяны, и дринькаешь оранжад. Ну что там у нас по списку - храпит по ночам с тоски, мечтает о Жанне Фриске и прячет в диван носки. Все это портрет с натуры, Чапаев и пустота, известно, все бабы - дуры, но ты-то уже не та! Где нынче отыщешь принца, спасибо, он был уже, и ты воздвигаешь в принцип пристрастие к неглиже. Свободны, бесспорно, оба, спокойна от а до я, но душит ночами злоба - где шляешься ты, свинья? Однажды (и это странно!), поставишь ему на вид, и вот уж герой романа не пишет, и не звонит.
Бесстрастно поставишь точку, и выйдешь на белый свет, но снится ночами дочка, которой все нет и нет. Работа, друзья, карьера, подводка, помада, тушь, и очередь кавалеров, но капает в ванной душ. Все это, пожалуй, глупо, что делать, такая жизнь, украдкой кусаешь губы, когда говорят "ложись!". Однажды, устав до колик от шума и от кальсон, решишь, что отныне в койке ты ищешь здоровый сон.

И вот ты живешь-не тужишь, такая Карден-Диор, подруги давно при муже, зато у тебя - декор, готовишь себе лазанью, калорий отсыпав горсть, но звезды уже сказали, что будет нежданный гость. Ух, ты бы по этим звездам - в упор, из дробовика, но поздно, родная, поздно, куда ты без мужика? Ты помнишь -твердила мама, что надо терпеть, как вол, и папа, приняв сто граммов, стучал кулаками в стол, дурная, лихая сила его волокла до дна...Потом, у его могилы, не плакала ты одна. Но память - такая штука, она норовит предать, и мама все просит внука, чтоб отчество передать. Ну все, отвлеклись, довольно, пока мы болтали здесь, подьехал клиент на "Вольво", и денежки тоже есть. "Хватай, - поддержали с тыла подруги,- не то уйдет!"...Ну, в общем, ты с ним крутила, не сделав потом аборт. Сказала ему без крика - спасибо, на этом все, а он улыбался дико, почувствовав, что спасен.
Зачем, почему, ты дура кричали ей вслед глаза, живот, округлив фигуру, единственный, кто был за. Плевать на слова и сплетни, не им за тебя решить, а дочка родится летом, но надо еще дожить.

...Сгорает в кастрюле каша, в игрушках царит бардак (а дочку назвали Машей, без умысла, просто так). Глядишь на нее украдкой, не веря в свою судьбу, а дочка мусолит пятку, и мрачно кривит губу. Растет, головенкой вертит, конфету зажав в руке, а ты, улыбаясь, чертишь зарубки на косяке. Конфета, потом - помада, с подружкой глоток вина, и "Мамочка, ну не надо, я просто пройдусь -луна, ты, знаешь, а он хороший...", и роза на стебельке. Паршивца зовут Сережей, и ты с ним накоротке. Свои вспоминая роли, волнуясь, сходя с ума, ты, вместо "Рехнулась, что ли?!", ей скажешь:"Решай сама. Подумай, чего ты хочешь, дорог на земле полно...", и будешь потом полночи бездумно курить в окно. Как сделать, чтоб ей, малышке, зажегся другой маяк, твои не достались шишки, колдобины, острия? Прикрыть бы, укутать, спрятать...чтоб жизнь не досталась ей, и стала дешевым ядом, как выдохшийся портвейн.
Дождавшись свою пропажу, увидишь, как в первый раз, и все про себя расскажешь, без вымысла и прикрас. Про то, как дрожат ресницы, когда за душой - беда, и первый, зараза, снится, пусть изредка, иногда, и третий, четвертый, пятый...любовь, понимаешь, Маш? "И твой заезжает папа, впадая в семейный раж, и Коля звонит, и Гриша, ну, помнишь, такой, в пальто? Все это, родная, слышишь, должно быть, совсем не то. Но я не жалею, дочка, себя на куски разбив..." И скажешь, поставив точку: "Не бойся. Живи. Люби".
Затянешься, глядя прямо, и грянет - из пустоты: "Какое ты чудо, мама! Я тоже хочу - как ты!"

Мария Хамзина
Быстрый ответ:

 Включить смайлики |  Добавить подпись


Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272


SoftoRooM.NeT lite версия, полная версия - здесь: Лирика
SoftoRooM.NeT © 2004-2019