Твой софтовый форум > Дополнительные разделы > Про любовь

Лирика

,

любовная и не только

Дата публикации: 12.05.2019 - 21:49
Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272
barbi
Любовники.

Любовь их душ родилась возле моря,
В священных рощах девственных наяд,
Чьи песни вечно-радостно звучат,
С напевом струн, с игрою ветра споря.

Великий жрец... Страннее и суровей
Едва ль была людская красота,
Спокойный взгляд, сомкнутые уста
И на кудрях повязка цвета крови.

Когда вставал туман над водной степью,
Великий жрец творил святой обряд,
И танцы гибких, трепетных наяд
По берегу вились жемчужной цепью.

Средь них одной, пленительней, чем сказка,
Великий жрец оказывал почет.
Он позабыл, что красота влечет,
Что опьяняет красная повязка.

И звезды предрассветные мерцали,
Когда забыл великий жрец обет,
Ее уста не говорили "нет",
Ее глаза ему не отказали.

И, преданы клеймящему злословью,
Они ушли из тьмы священных рощ
Туда, где их сердец исчезла мощь,
Где их сердца живут одной любовью.

(Лев Гумилев)
kontra
.. Мне, отрицающей Бога, вдруг нужен стал бог —
не для того, чтоб в ночи ворковать над иконой,
не для того, чтоб свечу утомлять ворожбой:
свет, как письмо, отсылать в полумрак заоконный.

Сколько их там — неотвеченных писем, Господь?
Сколько невскрытой тоски и забытых прошений?
Люди — под Богом, а я — не желаю быть под,
стану для кары небесной бегущей мишенью?

.. Как нужен ты! Ты поймёшь. И, объятья раскрыв,
в строках моих никогда не прочтёшь богохульства,
не разглядишь за горячею мыслью — корысть.
Вместо привычного «Веруй.» воскликнешь мне: «Чувствуй!»

— Чувствуй, любимая! — ласковым эхом судьбы
по лабиринтам сердечным твой отклик гуляет.
Я — просто так — никогда не умела любить,
я — не люблю тебя, слышишь?.. А — обожествляю...

Лилианна Сашина
kontra
Все уже было написано про нас,
И это кто-то даже читал.
Я держала руку на твоих глазах,
Когда ты спал.
Ты говорил,
Что мои ладони прожгут твой лоб –
Так прошел год…

Бабочкой кружил автобус наши тела.
Уставшие языки не хотели говорить.
Я ничего уже не могла.
Ты мог курить.
Так прошел год.

Не исключено, что и ты скучал,
Шлялся, грел руки на чужих плечах.
Равнодушно смотрел на бескрайнее море,
Потеряв больше того, что искал.
А потом захлопнул дверь,
Из которой сквозняк.
Ибо не перепишешь наших историй,
Чтобы случились заново и совсем не так.


© Ксения Крапивина
kontra
Там всё время дожди. Там рехнуться от сырости.
Да бесцветную ночь выжимать поутру.
Ты чуток обожди, обязательно вырастет
Отражение чуда в озябшем пруду.
Не осока, так ели, - засаженный ёлками,
Ледником, как катком, отутюжен ландшафт.
Это счастье – проснуться сосною в Куоккале:
Пить приморские сумерки на брудершафт,
Разговаривать ветром, сухими песчинками
Игнорировать время часам вопреки,
И укутаться снегом, как хвойные иноки,
Тишиной пополняя небесный архив.

Ксения Ермолаева
kontra
Пей крепкий чай, смакуя горечь,
В окно ослепшее смотри
И ни о чём не говори.

Броди в толпе разноголосой,
Гони себя, куда угодно,
Что толку - сердце не свободно.

Везде: на шумном перекрёстке,
В сети изъезженных путей -
Ты будешь тосковать по ней...

Везде: под стук секундной стрелки,
Под хлопанье входных дверей -
Ты будешь тосковать по ней...

Пить крепкий чай, смакуя горечь
В небытие ушедших дней, -
И снова возвращаться...
К ней...

Вита Пшеничная
kontra
Написать:
"Mой хороший, прости, я, как прошлой зимой,
промахнулась маршрутом, сезоном, столетьем и миром.
Заплатив за дорогу к тебе полновесную виру,
пропускала вагоны - десятый, девятый, восьмой -
и, закутавшись в ветер с дождем, представляла, как ты
улыбнешься сквозь грязные стекла: "Ну, здравствуй. Узнала?"
Извини, но я снова ошиблась развилкой, вокзалом,
январем и вселенной."

А город под вечер затих,
проплывая в февраль - под конвой белогрудых ночей,
в вереницу кофейных закатов, ползущих по стенам.
Я слагаю себя из десятка чужих переменных.
Мне - промерзшей, усталой, нелепой, ненужной, ничьей -
множить солнечный свет и смотреть, как истаявший лед
превращается в жизнь.
И писать: "Ты не сердишься, правда?"

И, опять просчитавшись рассветом, рекой, переправой,
Приходить на перрон. Свято веря, что все совпадет.

Валентина Криш
kontra
За печкой, в закутке, куда хозяйка
Не доберётся веником и тряпкой,
Куда пролезть своей когтистой лапой
Не может Кот, разбойник и злодей,
В давным-давно забытом кем-то тапке
Жил Домовой Заботин Ерофей.
Вход в тапок прикрывала паутина,
Паук Плетнёв её по дружбе сплёл.
У дырочки-окна, внутри, картина,
Диван старинный, стул, да крепкий стол.
А на столе, краса и гордость дома,
Там самовар красивый и большой!
Нельзя без самовара Домовому.
Без самовара, что за Домовой?
Днём Ерофей садится на диване,
Читает "Вестник Дивной Стороны"
Потом идёт к Грызуниной Мышане -
Заботин и Грызунина дружны.
Вернётся, наколдует булок к чаю,
Варенья. Отдохнёт часов до двух,
А к трём, примерно, к чаю прилетает
Любитель поболтать Жужжалин Мух.
Расскажет Мух про всё, что за день было:
Не пробралась ли Злыдня за порог,
Что на обед хозяйка наварила,
Не выпал ли из печки уголёк.
Глубокой ночью приплывает Дрёма,
Уляжется тихонько у стола,
А это значит время Домовому
Приняться за волшебные дела.
Он хворостинкой прочь прогонит Злыдню,
Закроет на замок Плохие Сны,
Почистит звёзды, те, что плохо видно,
Неправильно, коль звёзды не видны.
Поправит ребятишкам одеяла...
Дом спит. В нём до утра царит покой.
И будет так всегда. Ведь в тапке старом
Живёт за печкой добрый
Домовой.

delmi
barbi
Средь сонма мелькающих лиц.

Средь сонма мелькающих лиц
в моих сновиденьях тревожных
я вдруг замечаю тебя...
... В чужом недосмотренном сне
побывши недолго, в мой сон
под утро вошла осторожно
и, палец к губам приложив,
ты те же слова шепчешь мне...

...Ты шепчешь все те же слова
с загадочно-грустной улыбкой,
и снова мне снится закат
и льющийся в окна неон...
Но медленно тает, как воск,
твой образ расплывчато- зыбкий...
...Уходишь к другому ты вновь
в его недосмотренный сон.

(Григорий Подольский)
kontra
И когда прощусь с твоей любовью,
станет всё на свете – одинаково...

Положи мне камень в изголовье,
чтобы могла увидеть сон Иакова.

Пусть никто – любовью не разбудит,
стану для тебя я только вестницей,

и душа моя – с земли убудет,
вслед за Ангелом взойду по лествице.

Свет во сне всегда похож на пламя,
можжевела в нем сгорают прутья,

положи мне в изголовье камень
там, где трех дорог исток, распутье.

Путь направо – он к тебе уводит,
помнишь? – я прошла его напрасно...

А налево – тем, кто с жизнью сводит
счёты... Этот путь – неясный.

Ну, а мой – туда, где вместо хлеба,
Слово, полное живой водою,

этот путь всегда восходит к Небу...
Я на том пути – прощусь с тобою.

Людмила Колодяжная
Файвер
Я мохом серым нарасту на камень,
Где ты пройдешь. Я буду ждать в саду
И яблонь розовыми лепестками
Тебе на плечи тихо опаду.

Я веткой клена в белом блеске молний
В окошко стукну. В полдень на углу
Тебе молчаньем о себе напомню
И облаком на солнце набегу.

Но если станет грустно нестерпимо,
Не камнем горя лягу я на грудь -
Я глаз твоих коснусь смолистым дымом:
Поплачь еще немного - и забудь...

В.Шефнер
Быстрый ответ:

 Включить смайлики |  Добавить подпись


Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272


SoftoRooM.NeT lite версия, полная версия - здесь: Лирика
SoftoRooM.NeT © 2004-2019