Твой софтовый форум > Дополнительные разделы > Про любовь

Лирика

,

любовная и не только

Дата публикации: 12.05.2019 - 21:49
Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272
barbi
Нарисованными днями.

Мы играем нарисованными днями,
И взлетая в нарисованное небо
Мы сгораем грифелем – углями
Обнимая тех, кто с нами не был.

А под этим небом ходят люди,
Им плевать, что их нарисовали.
И плевав на небо, просто любят.
Мир берут чуть теплыми руками.

Так случилось. Повторялось вечно.
Кто тут прав… Не мы. Штрихи косые
Мы бросали, а они ожили
Отражаясь болью, верой, речью.

Отражаясь нами и не нами,
И влюблялись в тени наши тени
И летели с крыши оригами
Журавлями, сбившимися в теги….

(Лан Кен)
kontra
Я у тоски несбыточная гостья,
А ты боишься сбывшихся примет
И говоришь :»Любимая, да брось ты! «
Конечно, брошу,
Мне ли не суметь?
Бросаю всё –
Мечты о неизвестном,
Сомнения о главном и больном,
И мысль свою, чужой печали вместо,
Я брошу в понедельник под окном-
Пусть прорастёт!
У солнца под балконом
Появится идей дымящий куст.
И жизнь уступит воле всех влюблённых
И я к тебе негаданно вернусь.

Ольга Олгерт
barbi
Женщина всегда права. smile.gif

Мужчину можно громко славить
То за триумф, то за дела,
На пьедесталы его ставить,
А женщина всегда права.

Мужчина любит быть послушным,
Чтоб женщина его вела.
Но в мыслях может быть он ушлым,
А женщина всегда права.

Мужчина часто импульсивен,
Хоть не расти потом трава.
Он смел, активен, агрессивен,
А женщина всегда права.

Мужчина может быть банкиром,
Косить траву, рубить дрова
И управлять подлунным миром,
А женщина всегда права.

Мужчина может быть факиром,
Носить святые покрова,
Распоряжаться общим пиром,
А женщина всегда права.

(А.П.Волков)
kontra
- Величие Римской империи - пшик для солдата!
Опять поражение! – гневался Клавдий II,
Какой может быть героизм, коль полвойска женаты!
Какие быть могут победы, коль рвутся домой!

Чтоб воинский дух укрепить, не найдёте примера
Подобного - выдумка Клавдия слишком дика! –
Издал он указ, запрещающий легионерам
Жениться, и ввёл наказание – смертную казнь.

Идея безумца сильна под имперской печатью -
Как смерч, прокатились по Риму те несколько строк.
Лишив всех армейцев святого обряда венчанья,
Любить запретить император, конечно, не мог.

Чем больше влюблённых солдат уходило в походы,
Тем больше страданий селилось в домах их невест.
Но всё ж не всесилен абсурд – не прошло и полгода,
Невидимый ангел принёс долгожданную весть!

Для всех опрокинутых планов – опора из тверди,
Из всех лабиринтов отчаянья – выход един:
Священник-романтик из римского города Терни.
Ему двадцать семь. Его имя – отец Валентин.

Писал он любовные письма, дарил он букеты
От юношей, чувства которых не гибли в бою,
И тайно влюблённых венчал, несмотря на запреты:
- Любовь сбережёт непокорную душу мою!

Казнили его в феврале – у тиранов другие
Расчёты на вечную жизнь и расплата своя.
Их души - булыжники. Крохотным облачком в сини
Им не растворяться, не таять… а, впрочем, ведь я

Не это хотела сказать… Через день после смерти
Святого романтика дождь нескончаемый лил.
Служитель церковный стучался в тяжёлые двери
К тюремщику в дом и, сбиваясь, ему говорил:

- Вот это письмо Валентин перед казнью мне отдал,
Велел передать Вашей дочери… знаете он,
Увидев однажды её, все последние годы
Был пылко и тайно… и так безнадёжно влюблён…

Но девушка глаз не поднимет… ей нет, что ли, дела?!
- Слепа наша Юлия, - тихо ответила мать,
Посланье вложила ей в руки, и дочка… прозрела
В порыве неистовом
« ……….. Твой Валентин»
прочитать.

Наталья Скользнева
barbi
Любовь по-Русски.

Эту черную степь под Луной золотой,
Обнимая коня шею с шелковой гривой,
Распластаться в намет, и над самой землей
Пролететь сильной птицей, шальной и красивой.

Пробивая кордон, и сметая врагов,
Перепачкав копыта кровавой росою,
Растоптать чью-то плоть и безмолвных богов,
Направляя копье беспощадной рукою.

Будет конь вороной на костях танцевать,
Красным глазом косить, и зубами вгрызаться,
Будет Смерть за плечом страшно так хохотать,
И гуденьем тугим тетива огрызаться.

Им уже не уйти, не сомкнуться спиной,
Волчьи шкуры трещат под огнем и металлом,
Вот еще одна тень перечеркнута мной,
Расшибаясь о землю звериным оскалом.

Я спешу, и в галоп, в непроглядную тьму,
Мне добыча нужна, в этом, собственно, дело –
Я так долго искал и сегодня найду
Эти ночи-глаза, это тонкое тело…

Словно бешеный ветер мой конь удалой,
Я его то спущу, то сдержу для забавы,
Твои черные волосы цепкой рукой
Я рвану, и тебя опрокину на травы.

Будешь биться в силках моих каменных рук,
Свои острые зубы, вонзая мне в тело,
Лишь дыханье и сердца испуганный стук,
И глаза как озера – без дна и предела!

Но иначе нельзя – ты волчица, я – пес!
Ткань трещит, расползаясь от края до края,
Я тебя приручаю жестоко, всерьез,
Привыкая к тебе и тебя изучая…

Закричала как птица – ворвался, сломал,
Эхо глохнет, и слезы - к вискам ручейками:
Я теперь твоим волком единственным стал!
И что было – забыто, что будет, то - с нами…

На груди твои волосы – черный раскат,
Ты уснула, прижавшись промокшей щекою,
Скоро будет рассвет, за рассветом – закат,
Я боюсь шелохнуться под спящей тобою.

Конь устал отдыхать, конь торопит домой,
Подожди, вороной, от тебя не убудет!
Я сегодня вернусь с молодою княжной,
И, наверно, простит и, наверно, полюбит…

(Юрий Егоров)
kontra
Грёз несбыточных осколком
возле старых книг
дремлет в тишине на полке
меднокрылый бриг.
В тусклом отблеске печали
никнут паруса.
Где же Грей, что у причала
якоря бросал?
В ожиданье дни тягучи,
ночи - холодны.
Чуть сочится из-за тучи
жидкий блик луны.
Снегопад колючим просом
выстелил балкон.
Тень струит по стёклам косо
индевелый клён...

Как из старой батареи
ржавая вода,
день за днём уходит время
в ни-ку-да.

Галина Беспалова
barbi
Ассоль.

Вместо его корабля тебе море приносит пену.
На немое в глазах «когда?» в уши ветер свистит «узнаешь!»
Ты ли Ассоль? Та, что дочь моряка Лонгрена?
Словно погоды, у моря судьбы ожидаешь.

Знаю, что твой секрет тяжелей проклятья.
За многие годы ты в сказку привыкла верить.
Две тысячи метров шелка пойдут не на платья
И Грей лишь тебе «Секрета» откроет двери.

Слышишь, Ассоль, этот ветер из ниоткуда?
Он паруса зарей до краев наполнит.
Сколько ты дней провела в ожидании чуда?
И бриг уже мчится к тебе, рассекая волны.

Все, что начертано, в жизни должно случиться,
Если и впредь не утратишь в пророчество веру.
Жди, Ассоль, и твой Грей непременно примчится
Под парусом алым, невзирая на имени серость.

Ты от восторга бросишься в шумные воды,
От ярких полотнищ не отрывая взгляда.
Из лодки навстречу тебе, сквозь прошедшие годы,
Выпрыгнет твой капитан и прошепчет: «Мы рядом!»

(Дмитрий Галактионов)
kontra
Сомнения у чёрта на рогах.
И я спешу, спешу опять на поезд.
Мне Невские прощают берега
Отчаянно- лирическую повесть,
Похожую на плохенький роман
Меж двух столиц зачитанный до дырок.
Укутывает с Балтики туман
Бегущих, неосёдлых пассажирок.
И вкусом свежих булочек в меду
С перроном мы прощанье подытожим.
В московскую срываюсь чехарду,
И хмурит небо город мой всё строже.
Да я б не променяла ни за что,
Ни на какие солнечные вести
Размеренную синь дождливых штор,
Где ночи, словно белые невесты.
Но я к нему, ты знаешь, я к нему,
С кем нахожу себя, теряя память,
Который мне по сердцу и уму,
Мне с ним сбежать и месяцев так нА пять.
А может навсегда…
Ну не сердись.
Я на чуть-чуть, я только краем глаза.
Твоя отяжеляющая высь
Не позволяет мне и всё и сразу.
Вернусь к тебе не позже четверга
И буду тихой, грустной, нервной, строгой.
Сомнения у чёрта на рогах,
Решительность за пазухой у Бога.


© Юлия Шакланова
Файвер
Я не для ангелов и рая
Всесильным богом сотворен;
Но для чего живу, страдая,
Про это больше знает он,

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой;

Прочти, мою с его судьбою
Воспоминанием сравни
И верь безжалостной душою,
Что мы на свете с ним одни.

Лермонтов М.Ю.
kontra
Если сердце разрезать и вынуть осколок Гаскони, то останется в нём тишина, Конаковский паром… Пятилетняя девочка тихо поёт на балконе «бесамэ», и пылает закат над московским двором. От железных ворот и до дворницкой с левого края отражается солнце в оплавленном красном снегу. Ничего проще жизни на свете я белом не знаю, ничего кроме жизни я так не понять не могу. Над февральским двором зависает багровая туча, и душа покидает последний обжитый придел. Так ли внучка моя напоёт это подлое «мучо», как для деда когда-то я «время изменится» пел? Если сердце разрезать и вынуть Урал и Пехорку, Верхоянский хребет и Архангельск в сентябрьском дыму, горький привкус любви, цепкий искус подмокшей махорки, что останется в нём – я, наверное, сам не пойму. Но впитало оно кроме лязга родного металла всё, что было со мной и с роднёй на советском веку, всё что било в виски и в литавры, и срок отмотало, там, где птиц не слыхать и в толпе не найти огоньку, всё смешалось давно, в том одном ядовитом флаконе, где союз нерушимый дарован нам – Ява-Дукат… Пятилетняя девочка тихо поёт на балконе, и в Охотское море садится московский закат.

Алексей Ивантер
Быстрый ответ:

 Включить смайлики |  Добавить подпись


Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272


SoftoRooM.NeT lite версия, полная версия - здесь: Лирика
SoftoRooM.NeT © 2004-2019