Твой софтовый форум > Дополнительные разделы > Про любовь

Лирика

,

любовная и не только

Дата публикации: 04.10.2019 - 19:24
Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272
kontra
Убаюкай меня, помоги заблудиться во снах,
Приголубь своей сильной и мягкой ладонью,
Осторожно коснись поцелуем, дыханьем виска –
Я в ответ улыбнусь и ресницы устало прикрою…

Расскажи, как метельно за окнами бродит зима,
Как звенят бубенцы у рождественских праздничных елей,
Как горит светлячком-оберегом малютка-звезда,
И как речка тиха под хрустальным своим ожерельем…

Расскажи, как диковинно-тонок гипюр на стекле –
Колдовство-рукоделье повесы-мальчишки Мороза,
Как он хитро сплетал канитель – завиток в завитке,
Выводя то Жар-Птиц, то поля из цветов, то стрекозок…

Расскажи мне про ангелов, эльфов, ромашковых фей,
/Даже в тридцать так хочется верить во все эти сказки/,
Убаюкай меня, укачай, мой любимый Орфей,
И укутай в мотив добрых песен, наполненных лаской…

Алдохина Наталья
Finist
***

Вчерашний ветер здесь пустяк
и дождь как все дожди
ты поглащаещь жизни страх
без света, без любви

и если взгляд уходит вверх
и птицей смотрит свысока
здесь по земле бежит река
как облака, как облака

и новый день и вместе с ним
ушла любовь, ушла тоска
и все готово для "пусти"
и все готово для броска

и будет мост и там обрыв
вскрывает раны черный грач
и был он мой последний друг
и первый мой палач
barbi
...Верую!!! Есть!!! smile.gif wink.gif

Седьмое Небо.

Можно в точности знать, или верить слепо,
Можно это считать вымыслом простым,
Но, где-то там, наверху, есть Седьмое Небо,
Расположенное сразу над Шестым.

Это Небо Господь создал для влюблённых
(Создавать и любить — Божье ремесло),
Чтоб летали под Ним стаи окрылённых
На одной высоте, да крыло в крыло.

Впрочем, жизнь — это жизнь… и вы не стали ближе,
Так и не был, увы, найден компромисс:
Кто-то не захотел подниматься выше,
Или, наоборот, опуститься вниз.

С «позолоченных» слов слезла позолота,
Каждый сам по себе по Небу летит:
Каждый выбрал свою высоту полёта,
И, вроде Небо одно, а разный сверху вид.

И ты однажды поймёшь: ну, как же всё нелепо,
Ты же всю свою жизнь не его ждала…
А он твоё со своим перепутал Небо,
А ты видела всё, и… не прогнала!

Не смогла уберечь,
Не смогла отпустить,
Просто, жить без любви не хотела…
Летела на свет,
В любовь, в рассвет…
Знаешь, жить без любви невозможно, лишь…

Можно в точности знать, или верить слепо,
Или даже считать вымыслом простым,
Но, где-то там, наверху, есть Седьмое Небо,
Расположенное сразу над Шестым…

(Виктор Третьяков)

kontra
Надышаться бы лёгкостью мая,
Заблудиться средь лиственных кружев,
И парить бы от края до края,
Отпустив просветлённую душу…

Растворившись в прозрачности неба,
В благодатных воздушных потоках,
Отрешённо, по-птичьему мне бы –
В бесконечность… в бездонность… высоко!

Ощутить себя маленькой птахой,
Но свободной, крылатой, счастливой,
Становясь всё сильней с каждым взмахом,
Обновлённой наполнившись силой…

В долгожданных лучах ускользая –
Упоённо, незримо, беспечно,
Вдруг почувствовать солнечность Рая
И поверить, что жизнь бесконечна…




© Наталья Алдохина
kontra
СЫН АРТИЛЛЕРИСТА

Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров,
Дружили еще с гражданской,
Еще с двадцатых годов.
Вместе рубали белых
Шашками на скаку,
Вместе потом служили
В артиллерийском полку.

А у майора Петрова
Был Ленька, любимый сын,
Без матери, при казарме,
Рос мальчишка один.
И если Петров в отъезде,—
Бывало, вместо отца
Друг его оставался
Для этого сорванца.

Вызовет Деев Леньку:
— А ну, поедем гулять:
Сыну артиллериста
Пора к коню привыкать!—
С Ленькой вдвоем поедет
В рысь, а потом в карьер.
Бывало, Ленька спасует,
Взять не сможет барьер,
Свалится и захнычет.
— Понятно, еще малец!—

Деев его поднимет,
Словно второй отец.
Подсадит снова на лошадь:
— Учись, брат, барьеры брать!
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.

Прошло еще два-три года,
И в стороны унесло
Деева и Петрова
Военное ремесло.
Уехал Деев на Север
И даже адрес забыл.
Увидеться — это б здорово!
А писем он не любил.
Но оттого, должно быть,
Что сам уж детей не ждал,
О Леньке с какой-то грустью
Часто он вспоминал.

Десять лет пролетело.
Кончилась тишина,
Громом загрохотала
Над родиною война.
Деев дрался на Севере;
В полярной глуши своей
Иногда по газетам
Искал имена друзей.
Однажды нашел Петрова:
«Значит, жив и здоров!»
В газете его хвалили,
На Юге дрался Петров.
Потом, приехавши с Юга,
Кто-то сказал ему,
Что Петров, Николай Егорыч,
Геройски погиб в Крыму.
Деев вынул газету,
Спросил: «Какого числа?»—
И с грустью понял, что почта
Сюда слишком долго шла...

А вскоре в один из пасмурных
Северных вечеров
К Дееву в полк назначен
Был лейтенант Петров.
Деев сидел над картой
При двух чадящих свечах.
Вошел высокий военный,
Косая сажень в плечах.
В первые две минуты
Майор его не узнал.
Лишь басок лейтенанта
О чем-то напоминал.
— А ну, повернитесь к свету,—
И свечку к нему поднес.
Все те же детские губы,
Тот же курносый нос.
А что усы — так ведь это
Сбрить!— и весь разговор.
— Ленька?— Так точно, Ленька,
Он самый, товарищ майор!

— Значит, окончил школу,
Будем вместе служить.
Жаль, до такого счастья
Отцу не пришлось дожить.—
У Леньки в глазах блеснула
Непрошеная слеза.
Он, скрипнув зубами, молча
Отер рукавом глаза.
И снова пришлось майору,
Как в детстве, ему сказать:
— Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.

А через две недели
Шел в скалах тяжелый бой,
Чтоб выручить всех, обязан
Кто-то рискнуть собой.
Майор к себе вызвал Леньку,
Взглянул на него в упор.
— По вашему приказанью
Явился, товарищ майор.
— Ну что ж, хорошо, что явился.
Оставь документы мне.
Пойдешь один, без радиста,
Рация на спине.
И через фронт, по скалам,
Ночью в немецкий тыл
Пройдешь по такой тропинке,
Где никто не ходил.
Будешь оттуда по радио
Вести огонь батарей.
Ясно?— Так точно, ясно.
— Ну, так иди скорей.
Нет, погоди немножко.—
Майор на секунду встал,
Как в детстве, двумя руками
Леньку к себе прижал:—
Идешь на такое дело,
Что трудно прийти назад.
Как командир, тебя я
Туда посылать не рад.
Но как отец... Ответь мне:
Отец я тебе иль нет?
— Отец,— сказал ему Ленька
И обнял его в ответ.

— Так вот, как отец, раз вышло
На жизнь и смерть воевать,
Отцовский мой долг и право
Сыном своим рисковать,
Раньше других я должен
Сына вперед посылать.
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.
— Понял меня?— Все понял.
Разрешите идти?— Иди!—
Майор остался в землянке,
Снаряды рвались впереди.
Где-то гремело и ухало.
Майор следил по часам.
В сто раз ему было б легче,
Если бы шел он сам.
Двенадцать... Сейчас, наверно,
Прошел он через посты.
Час... Сейчас он добрался
К подножию высоты.
Два... Он теперь, должно быть,
Ползет на самый хребет.
Три... Поскорей бы, чтобы
Его не застал рассвет.
Деев вышел на воздух —
Как ярко светит луна,
Не могла подождать до завтра,
Проклята будь она!

Всю ночь, шагая как маятник,
Глаз майор не смыкал,
Пока по радио утром
Донесся первый сигнал:
— Все в порядке, добрался.
Немцы левей меня,
Координаты три, десять,
Скорей давайте огня!—
Орудия зарядили,
Майор рассчитал все сам,
И с ревом первые залпы
Ударили по горам.
И снова сигнал по радио:
— Немцы правей меня,
Координаты пять, десять,
Скорее еще огня!

Летели земля и скалы,
Столбом поднимался дым,
Казалось, теперь оттуда
Никто не уйдет живым.
Третий сигнал по радио:
— Немцы вокруг меня,
Бейте четыре, десять,
Не жалейте огня!

Майор побледнел, услышав:
Четыре, десять — как раз
То место, где его Ленька
Должен сидеть сейчас.
Но, не подавши виду,
Забыв, что он был отцом,
Майор продолжал командовать
Со спокойным лицом:
«Огонь!»— летели снаряды.
«Огонь!»— заряжай скорей!
По квадрату четыре, десять
Било шесть батарей.
Радио час молчало,
Потом донесся сигнал:
— Молчал: оглушило взрывом.
Бейте, как я сказал.
Я верю, свои снаряды
Не могут тронуть меня.
Немцы бегут, нажмите,
Дайте море огня!

И на командном пункте,
Приняв последний сигнал,
Майор в оглохшее радио,
Не выдержав, закричал:
— Ты слышишь меня, я верю:
Смертью таких не взять.
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Никто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.

В атаку пошла пехота —
К полудню была чиста
От убегавших немцев
Скалистая высота.
Всюду валялись трупы,
Раненый, но живой
Был найден в ущелье Ленька
С обвязанной головой.
Когда размотали повязку,
Что наспех он завязал,
Майор поглядел на Леньку
И вдруг его не узнал:
Был он как будто прежний,
Спокойный и молодой,
Все те же глаза мальчишки,
Но только... совсем седой.

Он обнял майора, прежде
Чем в госпиталь уезжать:
— Держись, отец: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
Теперь у Леньки была...

Вот какая история
Про славные эти дела
На полуострове Среднем
Рассказана мне была.
А вверху, над горами,
Все так же плыла луна,
Близко грохали взрывы,
Продолжалась война.
Трещал телефон, и, волнуясь,
Командир по землянке ходил,
И кто-то так же, как Ленька,
Шел к немцам сегодня в тыл.


Константин Симонов
kontra
В поднебесной империи люди как люди:
Любят, плачут, смеются, глядят в небеса.
И всё также гадают: А что с нами будет?
Как и двести, и триста столетий назад.

В небесах над империей боги как боги:
Молча смотрят, как мы копошимся в пыли,
Сочиняют дожди, заплетают дороги,
Для того чтобы встретиться люди могли.

Мы с тобою осколки великих империй,
Что повержены в прах, на съедение тьмы
Для того лишь (и в этом я твёрдо уверен),
Чтоб, гонимые ветром, столкнулись и мы.

Тенигин Андрей
kontra
И молния блеснёт... Как будто -
Небесной чиркнут зажигалкой:
Твой гнев, неправедный, подспудный, -
Так жгут, когда совсем не жалко.
Так бьют, чужой не зная боли,
Так рвут, где и не дорожили...
И всплеск слепого своеволья,
Как судорога сухожилий,
Как будто дёрнул бес за нитку
По умыслу, по предрешенью.... -
И ни к чему мои попытки
Увещеваний, возражений, -
Так барин, на расправу скорый,
Холопа бы хлестал за ропот:
Похоже, тонкий слух и опыт -
Слабее шепотка суфлёров....
Миг вспышки - росчерком коротким
В души затменья - день ли, час ли....
Губительно, бесповоротно
Бьют молнии твоих напраслин!


© Татьяна Селиванчик
barbi
...в ответ на посЫлы и намеки...

Цитата | Quote
Квадрат.

Подруги меня не любили,
не звали на "чашечку чая",
Общение в "аглицком стиле"
без сплетен и снов, не прощая,
И я убегала к бумаге -
подняться над бытом постылым,
Но стол мой от пропасти - в шаге,
а крыльев я не отрастила...

Так жаль бесконечность безмолвна,
гармония сфер безответна,
Напрасная жертвенность Овна
бесстрастным богам незаметна.
Сегодня особенно дико
вершится восход полнолунья,
Так хочет душа-горемыка
завыть, чтоб не выпасть в безумье.

В своей гипнотической фазе,
грозящей уму помраченьем,
Луна обливает все сразу
гуашью и бледным свеченьем.
Весь мир безнадежно квадратен, -
Малевич в гостях у кубистов,
И стол, выпав из-под тетради,
завис над обрывом скалистым.

От близкого лунного диска,
из черного мрамора ночи
Бежит одиночество к близким -
на шабаш мирских одиночеств.
Да, страшно душой обнаженной
касаться простейших эмоций,
Вступая, как тот прокаженный,
рискнувший испить из колодца,

С застенчивой просьбой прощенья,
стеля добродушием фразы -
Вторгаясь в чужое общенье
банальностью разнообразной...
В ответ - тишина... Соло в бездне.
Компьютер завис на повторе,
И эхо ушло в поднебесье -
изгои повсюду в игноре!

Так глас, вопиющий в пустыне,
так в камере - тишь- одиночной,
В сети мировой паутины -
я снова одна, среди ночи.
Лишь матово-мертвенный ватман
скорбит под прильнувшим сиротством,
Ему в покаяньи приватном
строкой неприкаянность льется...

....Хорошо, это когда тебя понимают)), а плохо, когда ты не понимаешь почему тебя не понимают))

(Татьяна Капутина)


...разделяю и подписУюсь.

kontra
Дорога бежит, петляя,
Шатаясь, как во хмелю;
И отсветы фар блуждают
По лицам и волосам.
Ты просто ведешь машину.
Я просто тебя люблю,
О чём ты, подозреваю,
Уже догадался сам.

Нас каждого ждет наутро
Свой путь, своя жизнь, свой кров -
Обыденный круг, в котором
Мы оба живем как все.
Но эта дорога будто
Бежит из других миров,
Приняв ненадолго облик
Предутреннего шоссе.

Реальность плывёт устало
В редеющей темноте.
Разбуженной птицей сердце
Ворочается в груди…
И кажется: здесь начало
Каких-то иных путей;
И смутные варианты
Рождаются впереди.

Но город вздымает стены
Из радужной пелены.
Чуть слышимый звон – и нити
Натянутой больше нет.
Я знаю, что выбор сделан:
Мы снова разделены.
В минуту прощанья тает
Заветная дверь в стене…

И сердце стучит без сбоев
Накатанный ритм с листа.
Вливаются в ток проспекта
Железные ручейки...
Всё снова само собою
Расставилось по местам.
Мы оба разочарованы –
И веселы, и легки.

mayra
barbi
...по умолчанию.

было весело и страшно, одержимо, бесшабашно,
стало тесно в рукопашной и телесно в преиспо..
дней решетка, крестик-нолик, воздух был тяжел и горек,
треск американских горок перерос в гудки депо..

брали пленных. крыли матом. крестики с Христом распятым
раздавали по палатам вместо ног и костылей,
пили, спали, шли на дело, чад клепали черно-белых,
били в кровь за кровь умело, утверждая – так белей.

днем бродили лунолико по краям чумного шика,
заливая искры крика песней, водкой, коньяком,
ждали знака, слуха, жеста, смысла подорвать насесты,
разменять на время – место, загоревшись светлячком.

по ночам - двойная такса. отслюнявливали баксы
за дешевые контрасты и элитный перегар.
и разглядывали звезды. и опаздывали в весны.
не прощались. стали просто – покупатели-товар.

ничего не ждали больше. небо ближе, стены тоньше.
жить, как все - расклад хороший, ровно – вровень с потолком.
оказалось, что на крыше воздух чист и звезды выше,
и еще, что первый – лишний, потому что ни о ком.

судьбы новые скроились, судьи свежие родились,
понесли устав навынос и торгуют наразнос
сладкой участью дамоклов. входят в дверь, выходят в окна,
под дождем со всеми мокнут. только обсыхают врозь.

будет скучно и нестрашно, станет прытко ряд калашный,
важное признав неважным, жарить мясо на гербах,
долгая пойдет охота на смешного патриота.
озверев, прийдя с работы, где он, напрягая пах,

извлекает кэш из каша - будет ржать от нашей раши,
жить готовым персонажем из ее папье-маше,
разговаривать с собакой, поманив ее биг-маком,
заставлять служить.. и плакать. и не понимать уже

что от Бога, что от дури, где родитель нахалтурил,
где де факто, где де юре.. спотыкаясь в па де де,
к жизни светлой в одичанье репетируя мычанье -
все окей. по умолчанью. а молчать – неважно, где.

(Ирина Филатова)
Быстрый ответ:

 Включить смайлики |  Добавить подпись


Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272


SoftoRooM.NeT lite версия, полная версия - здесь: Лирика
SoftoRooM.NeT © 2004-2019