Твой софтовый форум > Дополнительные разделы > Про любовь

Лирика

,

любовная и не только

Дата публикации: 21.03.2019 - 06:27
Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272
kontra
И глаза - не глаза, а такие большие озёра,
Но не гаснут костры в глубине этих серых озёр -
Это просто закат полыхает багровым и чёрным,
Разделяя огнём и водою почёт и позор.

Не угаснут костры на погибель беспечным скитальцам,
И до ласковой боли в груди запоёт оберег.
Там плакучие ивы полощут озябшие пальцы,
Доживая до дна свой недолгий серебряный век.

Это осень танцует изысканный медленный танец,
А глаза - не глаза, только небо, и осень, и всё.
Но свинцовая гладь этих вод никого не обманет,
И прозрачная вера на дне никого не спасёт.

Корсакова Анна
kontra
Днём позолоченный, ночью – звёздный,
Вдали от сердечных страстей и распрей,
Город, стоящий у солнца, мёрзнет.
Гордый, высокий, властный.
Вроде бы каменный, не из глины,
Вроде бы - что ему, вечному?
Так от чего же ему, исполину,
Так одиноко к вечеру?
Он из гранитной, крутой породы
Всё ему свыше дарено,
Только на что он гранитный годен,
Весом своим раздавленный?
Да если б он был хоть на что-то годен!
Хоть чуточку менее стар и глуп,
Давно бы пробился к своей свободе,
Раскрылся, из стен бы выпрыгнул!
В краю, где полем весна струится,
Теплом наступает на пятки тучам,
Родился б наново черной птицей,
Взлетел над каменной мертвой кучей,
Но вместо этого статный, гордый
Днём – позолоченный, ночью – звёздный.
Тянется в небо вершиной горной.
И, вечерами, мёрзнет.
Так и стоит. Недообняв
Небо. Возвышенный, величавый.
И всё сильней день ото дня
Прячется под плющами.

Ярослав Титенок
kontra
Солнце просвечивает сквозь небо,
яблоням вглядывается в лица,
ищет дырочку – просочиться,
вылиться, вырваться ему где бы.

Вот от черемуховой макушки,
словно от маковки золочёной,
в чашку раскрывшегося пиона
солнечных зайцев бегут веснушки.

В листьях зеленых смородины красной
как на рентгене прожилок скелеты,
и изнутри распирает от света
круглые бусины ягоды рясной.

Нужно проснуться до солнца летом
раньше рассвета, встать спозаранку,
чтобы увидеть неба изнанку,
чтобы тебе рассказать об этом…

- что у тебя? говори скорее…
- а у меня… смородина зреет…


© Юлия Белохвостова
kontra
Между сном и явью. Подушка смята…
Сердца нет - между рёбрами вырос камень.
В полутёмной комнате пахнет мятой.
И тревога пульсирует меж висками,
Над бровями бьёт, как волна морская, –
Зазеркалье пленников выпускает.
Пять минут – и ими весь дом заполнен...
Мои сны их знают, а я не помню.

Они ходят кругом, как стая птичья,
На ходу меняя своё обличье:
Глядь - и цвет, и форма, и всё иное…
И внутри как будто комарик ноет,
И как будто кто-то взахлёб считает
Этот сонм расплавленных очертаний.
Чуть привыкнешь к ним – понимаешь: поздно…
Мои сны дрожат, как горячий воздух.

А потом и другие творятся вещи:
Дунет ветер, как лебедь крылом заплещет, –
Чужаки запрокинут слепые лица,
Будто свет через кроны на них струится
Или песнь разносится над полями,
И ласкает, и мучит, и опаляет, –
Но, отчаявшись, разом сгибают выи…
Мои сны застыли, как неживые.

А последними в комнату входят люди
Цвета яркой меди – их солнце любит.
Шитый звёздами полог над ними древен,
В их янтарных глазах загустело время,
Голоса их резки и властны жесты,
А одежды – что коробы тонкой жести.
Говорят на звенящей, как меч, латыни…
Мои сны становятся золотыми.


Подистова Лариса
MIXAS7
Брусничный лист и мед, и терпкий дух –
все было перемешано в бутыли,
и забормотью всех лесных старух
снежок октябрьский в воздухе крутили.
И таял на ресницах первый снег.
Легко дышать. Чего еще нам надо?
Встряхнуть бутыль. Опять перемешать
брусничный лист и мед, и каплю яда.

© Дмитрий Бушуев
kontra
Я работаю танцующей балериной
в музыкальной шкатулке, причудливой и старинной -
несмотря на жар и на головокружение,
выполняю незатейливые движения;
всё одни и те же вращенья, зимой и летом,
потому что жизнь моя в этом и смерть моя в этом,
без капризов, без "нет", без страха и без надежды, -
всё одни и те же,
одни и те же.

Поначалу они очень радуются: всего-то
повернуть этот ключик - и вся забота;
производишь музыку в мир, почти без усилий,
а потом размышляют: мы этого не просили,
сколько можно, как долго, не ожидали даже,
а потом вздыхают: уймётся она когда же,
как закончить уже с мельтешением нарочитым,

а потом - да что же она молчит-то.

Екатерина Михайлова
kontra
Я дурак, я иду по изгибам дорог, по фрагментам миров, по колоде Таро, и открыто лицо, и кромсают меня то ветра, то дожди. Я шагаю, звеня, колокольчики вшиты под кожу мою, и из этого звона я весь состою. Не могу не звенеть, каждый шаг – это звон, и поэтому я и открыт, и смешон.

И поэтому слышно меня за версту, и поэтому гол я и слеп на свету, не гляди, не гляди, не гляди на меня, только слушай, как я танцую, звеня.

Я дитя никого, мне не помнится мать. Я дурак, я умею любить и летать, но вот строить дома – совершенно нет. Я дурак, я не знаю, сколько мне лет, миллионы ночей не расту, не расту, но зато колокольцы слышны за версту.

Я отец никого и дитя никого, я иду в черноте по тропе огневой, я иду через черный бензиновый мрак, что возьмешь-то с меня, натурально дурак. Я иду в черноте, каковая – ничто, я дружу и с безвременьем, и с чернотой, и плетеные феньки несу на руках, и звенит одинокость моя и страх. И во тьму цветная вплетается нить. И звенит тоска, и любовь звенит.

Если ты заблудился в извечной тьме – слушай звон колокольцев, иди ко мне.

Анна Долгарева
kontra
Елка вся в игрушках и мерцанье,
пахнет хвоей и морозом лёгким.
Мишура блестит... Воспоминанья -
словно блики прошлого в иголках.

Красный шар... Его, я помню, детстве
вешали на ветви руки мамы
в добром тридевятом королевстве,
самом дорогом и нежном самом.

Годы шли... И с девушкой любимой
мы вдыхали запах этот хвойный,
и звучало счастье в теле гимном
царству встреч и радостей невольных.

Ель была семейным летописцем:
дети, быт, удачи, побрякушки,
государство взрослых мыслей, чисел -
отражалось все в её игрушках.

Отражались ясли и Мария,
взявшая супруга за запястье,
и волхвы, принёсшие дары, и
ожиданье чуда в мире счастья.

Михаил Тищенко
kontra
Перед небом я и босый, и голый...
Зря нелегкая часы торопила...
Сердце бьется, словно раненый голубь,
Залетевший умирать под стропила...

Ну, не вышло из меня капитана!
Обнесла судьба пенькой и штормами,
Не оставила других капиталов,
Кроме слов, что завалялись в кармане.
Вот и жарю их теперь каждый вечер,
Нанизав строкой, как мясо на шпажку.
Даже с чертом торговаться мне нечем –
На черта ему душа нараспашку?
Полуночным переводчиком чая,
Задолжавшим и апрелю, и маю,
Догоревшую свечу изучая,
Языки огня уже понимаю.
Остальное и не кажется важным.
Согреваясь свитерком ацетатным,
Я однажды стану вовсе бумажным
И рассыплюсь по земле поцитатно.
Дождь заплачет, разбиваясь о ставни,
Нарезая лунный лук в полукольца…
На полях ему на память оставлю
Переводы с языка колокольцев.

Игорь Царев
kontra
Я вышла из прошлого - смелостью заражена.
Но временем скошена, робко молчала струна.
Я выла на солнце, искала дороги крыло,
Печатала шаг бездорожью и ветру назло.
Мне под ноги небо стелилось ковром голубым,
Улыбок и взглядов тревожил назойливый дым.
Так - миля за милей - я гордо стремилась к тебе,
Ну? Что же ты скажешь на эти уловки теперь?
Мне солью горячей лазурная выжгла волна
На скромных ладонях - твое и мое - имена.
Я в знаки не верю, но этот довольно непрост,
Ты - чертов художник, а я - твой испорченный холст.
Палитру возьми и словами меня напои.
Ты слышишь? В Атлантику падают звезды твои...
Но с небом нет связи, связиста никто не зовет!
И некому выпустить радиоволны в полет.
И все ж доверяю и слепо на голос иду,
Хочу постоять - хоть у края, в последнем ряду.
Следы каменеют у кромки прибрежных путей,
И чайки над ними рыдают и ждут новостей.
Корабль-подводник мне машет своим плавником,
Уверена, он и с тобой, безусловно, знаком!
Он знает фарватер, он ловок и атомно скор.
Приму приглашение! Вот он - и весь разговор.
В пучине уютной мне слышится эхом глухим
Последняя тайна: отпущены небом грехи.
Мой джин из бутылки, желаниям счет завершим.
Пьянею и плачу от песен и чистой души.

Нэнси Фетх
Быстрый ответ:

 Включить смайлики |  Добавить подпись


Pages: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258, 259, 260, 261, 262, 263, 264, 265, 266, 267, 268, 269, 270, 271, 272


SoftoRooM.NeT lite версия, полная версия - здесь: Лирика
SoftoRooM.NeT © 2004-2019